Зампредседателя правления Сбербанка Анатолий Попов в колонке на «РБК-Крипто» рассказывает о современном этапе развития технологии распределенного реестра, перспективах ее использования бизнесом и о стейблкоинах как воплощении фиатных денег в блокчейне

Массовый интерес к блокчейну начинает просыпаться после «криптозимы» и может показаться, что скоро мы снова услышим о многомиллиардных ICO (первичных размещений токенов) и космической доходности криптоинвестиций. Но, думаю, у нового витка, который сейчас проходит блокчейн-отрасль, есть качественные отличия от того, что мы наблюдали в 2016-2017 годах. Если вспомнить цикл зрелости технологийГартнера [после запуска подразумевает этап завышенных ожиданий, а потом провал разочарования],то сейчас мы поднимаемся на плато производительности.

Два-три года назад внимание бизнеса и общественности концентрировалось на возможностях и перспективах блокчейна, невзирая на объективные ограничения. Это был этап коллективного визионерства, в котором принимали участие десятки, а может, сотни тысяч специалистов по всему миру. У этого периода было три важных достижения. Во-первых, он позволил наметить траекторию развития технологии на много лет вперед. Во-вторых, технология блокчейн была включена в инновационную повестку ключевых игроков практически всех отраслей экономики. В-третьих, огромное количество проведенных экспериментов позволило определить реальные шаги для органичного встраивания технологии в существующие бизнес-практики и законодательное поле.

Сегодня мы можем увидеть, какие из ранних идей нашли воплощение в бизнесе и государственном секторе: значительная часть морского грузооборота учитывается в блокчейне, Китай строит цифровой юань, Южная Корея заменяет паспорта на цифровой ID, блокчейн-консорциумы в области торгового финансирования объединяют крупнейших участников нефтяного рынка. Трудно найти успешную международную компанию, которая осталась бы в стороне от процесса. Эти примеры показывают, что блокчейн становится технологией первого выбора для создания масштабных платформ.

Модель взаимодействия и монетизации

Нельзя сделать блокчейн-проект в одиночку. Можно разработать решение, но чтобы его использовать нужны не просто клиенты, а мотивированные и технологически зрелые партнеры. Ситуация начинает меняться за счет появления более удобных инструментов для работы с блокчейном. Например, сегодня все крупные облачные провайдеры имеют в своей линейке продукт Blockchain-as-a-service с поддержкой одного или нескольких популярных фреймворков [программногообеспечения, облегчающегообъединение различных компонентов в один проект — РБК]. Наша платформа также будет разворачиваться в облаке за несколько кликов. Но несмотря на развитие подобных сервисов, задача набрать критическую массу участников все еще представляет сложность для любой блокчейн-инициативы.

Исторически эта задача решалась созданием консорциума— объединения, целью которого является создание конкретной технологической платформы и/или блокчейн-сети на ее основе. Различным участникам подходит разная степень вовлечения в работу консорциума и, соответственно, разные выгодыв случае успеха создаваемой экосистемы. Наиболее амбициозные стремятся создать новую технологическую инфраструктуру, которая позволит им занять или не потерять лидирующие позиции на зарождающемся рынке. Они инвестируют в развитие технологии и готовы тестировать различные ниши ее применения. Более консервативные участники видят в блокчейне дополнительный канал продажи своих продуктов и включаются в проект только когда увидят осязаемую выгоду на ближнем или среднесрочном горизонте. В мире насчитывается около десятка значимых консорциумов, объединяющих крупнейшие международные компании.

Но уже начнет набирать обороты более интересная форма консолидации блокчейн-отрасли— объединение отдельных сетей и реализация концепции кросс-чейн взаимодействия [обмена транзакциями между разными блокчейнами- РБК]. Например, наш партнер, авиакомпания S7 Airlines, интегрировала свою блокчейн-платформу с платформой Сбербанка, что позволит ей использовать смарт-контракты в расчетах с агентами по продаже авиабилетов.

Есть несколько способов монетизировать блокчейн-платформу, помимо продажи на ней своих продуктов: на технологическом уровне можно взимать комиссию за подключение или за отдельные транзакции. Мы на своей платформе хотим сделать маркетплейс приложений, это даст более широкие возможности по наполнению ее функционалом и позволит получить новый источник комиссионного дохода. Наконец, монетизация может быть встроена в бизнес-логику смарт-контракта, как это принято в открытых блокчейн-сетях. Такой способ подходит и вендорам, разрабатывающим смарт-контракты, децентрализованные приложения, и различным агентам, чья доходная база формируется из успешно завершенных сделок с заказчиками.

Смарт-контракты и стейблкоины

Сегодня для электронного взаимодействия с контрагентами российские компании используют в лучшем случае системы ЭДО (электронного документооборота), которые никак не связаны с платежными системами банков. В результате бизнес-процесс исполнения сделки получается разорванным, а платежи так или иначе проходят через ручное согласование. Блокчейн позволяет автоматизировать многосторонний бизнес-процесс в едином информационном поле, и тем самым связать его ключевые этапы— возникновение обязательств и их оплату. Это дает совершенно новую надежность и скорость расчетов.

У бизнеса будет возможность реализовать свой собственный смарт-контракт, отражающий специфику его сделок. Например, компании необходимо ускорить расчеты со своими поставщиками, для этого она может разработать смарт-контракт, и пригласить контрагентов использовать его для взаиморасчетов. Для других целей— торговли товарами, контроля за расходованием средств и т.д., предприятие может разрабатывать другие смарт-контракты.

Но смарт-контракты должны иметь возможность управлять деньгами непосредственно в блокчейне, и для этого необходим стейблкоин. Изначально термином стейблкоин называли любой цифровой токен, стоимость которого привязана к другому активу, например, золоту. Однако теперь это название все чаще применяется к токену, который является требованием на денежные средства, например, доллар или рубль. В отличие от криптовалют, такой стейблкоин не является инструментом спекулятивной торговли, а выступает воплощением фиатных денег в блокчейне.

Во время запуска собственного стейблкоина JP Morgan ставил цель обеспечить замену международных банковских переводов между крупными корпоративными клиентами и сделать расчеты мгновенными. Но возможно куда больший эффект стейблкоин может дать в повседневных транзакциях, в том числе, розничных.

Здесь показателен пример Китая. Этим летом Национальный банк Китая начал тестирование цифрового юаня для обработки небольших розничных транзакций и анонсировал использование стейблкоина на Зимних Олимпийских играх в 2022 году. Ведущая роль во внедрении стейблкоина в бизнес-среду в Китае продолжает оставаться за действующими игроками рынка электронной коммерции. Лидер в развитии блокчейна в Китае — группа Alibaba. С начала года она подала в 10 раз больше патентных заявок в области блокчейна, чем ближайший конкурент— IBM. Дочерняя компания холдинга Ant Group будет объединять блокчейн с другими новыми технологическими предложениями— искусственным интеллектом и интернетом вещей.

Создание новой технологической инфраструктуры едвали возможно без адекватного регулирования. Это касается как снятия существующих барьеров, так и стимулирующих мер. Наша страна сделала огромный шаг в этом направлении: принятый недавно закон о цифровых финансовых активах (ЦФА) можно охарактеризовать какодну из реформ российского финансового рынка.

Источник: www.rbc.ru