Импортозамещение оказало на рынок управления данными огромное влияние. Трудно даже подобрать отрасль, в которой оно имело бы сравнимое значение (разве только сыроварение…). Зарубежные же компании отвечают на вопросы об импортозамещении осторожно.

(Окончание. Начало в IT News №06/2021)

Импортозамещение

Россией управлять несложно, но совершенно бесполезно.

Александр II

«Мы вообще не политическая компания, — комментирует, например, Дмитрий Юдин, директор по развитию бизнеса Oracle СНГ. — Мы не хотим, не будем в это вмешиваться, и для нас политика не имеет
значения. Но мы находимся в 130 странах из 192 и соблюдаем законы страны пребывания».

Тем не менее иностранные вендоры раньше начали работать на российском рынке и, следовательно, дальше продвинулись здесь со своими разработками и технологиями. Крупные компании давно используют
зарубежные СУБД и, конечно, не собираются мигрировать на российский софт без существенных на то причин. Запрет на использование зарубежного ПО — безусловно, существенная причина, но не для всех.
Вот что говорит Алексей Петунин (SAP CIS) по этому поводу: «Импортозамещение накладывает на нашу деятельность определенные запреты, но только в отдельных секторах
экономики, которые являются своеобразными монополиями или олигополиями. Это господство во многом мешает развитию, так как вопрос монетизации данных не является для них основным приоритетом. А
коммерческим организациям, которые работают в режиме высокой конкуренции и все время стремятся к созданию новых ниш, продуктов и извлечению пользы из собственных данных (на них закон об
импортозамещении не распространяется), мы поставляем свое ПО и добавляем в него новые технологии и функционал в соответствии с запросами наших заказчиков».

Алексей Петунин1

Получается, что в то время, пока российские вендоры борются за освободившиеся с помощью государства отдельные секторы экономики, которые являются своеобразными монополиями или олигополиями,
глобальные игроки ищут и выходят на новые рынки. Это рынки компаний средней величины.

Облака

Азартные люди всегда нуждаются в соседстве консерваторов. Они помогают им лавировать.

Кен Кизи

Есть одна область, в которой российские enterprise customers остаются консервативны. Это облачные сервисы. Слишком много крупных клиентов считают, что облака представляют собой прямые угрозы
энергетической, технологическом и информационной безопасности ни много ни мало всей России. Поэтому отечественные разработчики, ориентирующиеся в основном на крупный бизнес, не ставят задачи как
можно быстрее вывести на рынок облачное решение. Некоторые, такие как «ОТ-ОЙЛ», Postgres Professional и др., создают облачный вариант своей системы, но это скорее исключение, чем правило. Зато
компании, чей рынок – весь мир, активно вкладывают усилия в облачные технологии, чтобы расширить его за счет игроков, чей оборот не измеряется миллиардами рублей.

«Чем больше данных и сценариев их использования, тем очевиднее, что единственная возможность рационально и с минимальными вложениями с ними работать – применение облаков. Создание собственной
инфраструктуры под большие массивы данных – это колоссальные инвестиции, а облачные провайдеры и гиперскейлеры как раз могут себе позволить масштабировать эти ресурсы. Поэтому, на мой взгляд,
вендоры, которые не развивают облака, находятся в зоне большого риска», — считает Алексей Петунин (SAP CIS).

Нужно больше математиков и программистов

Каждый раз, когда я заполняю вакантную должность,

я порождаю сотню недовольных и одного неблагодарного.

Людовик IV

Если уж речь зашла о развитии, надо обсудить проблему кадров. Почти каждая из опрошенных компаний говорит об их дефиците.

Так, «ОТ-ОЙЛ» рассчитывает на низкую текучесть кадров: «Создать сотрудникам комфортные условия и творческую среду, и гении проявятся. Впрочем, отбор молодых талантов при преподавании в ВУЗах –
основа долгосрочной стратегии подготовки кадров», — говорит Иван Мугалев.

Иван Мугалев2

А SAP, Oracle и многие другие компании, не скупясь, отбирают соискателей на рынке и сами готовят из них специалистов. «Для очень узкой задачи мы ищем опытные кадры на рынке. А кроме того, много
берем молодых специалистов и студентов на стажерские программы “Young professional”» — такова, по словам Алексея Петунина, политика SAP CIS.

В свою очередь, Иван Панченко уверяет, что Postgres Professional дефицит кадров не касается: «Нам немного проще – у нас много интересных задач и многие специалисты сами к нам
приходят».

Иван Панченко3

Анализируя данные

Информация – мать интуиции.

Гетти Пол

В заключение мы попросили наших экспертов представить, что ждет их компании лет эдак через десять. Будет любопытно почитать их ответы в 2031 году.

Иван Панченко: «Десять лет – не такой уж большой срок. Сейчас в жизнь Postgres Professional активно входят облака, но по части облачных баз данных и вообще распределенных баз данных очень
много нерешенных вопросов, над которыми работаем в том числе и мы. Возрастет роль искусственного интеллекта. Экосистема нашего продукта обогатится большим количеством прикладных решений, хорошо
проработанных и эффективно использующих возможности Postgres Pro. Возрастет и роль Postgres в образовании, где он станет стандартом де-факто».

Алексей Петунин: «Через десять лет SAP будет лидером рынка, каковым он является и сейчас».

Иван Мугалев: «“ОТ-ОЙЛ” будет рядом с заказчиком, лавируя между   его потребностями, возможностями собственной продукции, решениями партнеров и лучшими практиками на рынке.
Платформа АТОЛЛ станет стандартным инструментом управления данными не только в ТЭК, но и в смежных отраслях».

Антон Балагаев: «Arenadata будет монополистом на российском рынке и заметной компанией на мировом. Линейка продуктов и сервисов будет соответствовать потребностям полноценной платформы
данных любого крупнейшего клиента».

Антон Балагаев4

Роман Симаков: «“РЕД СОФТ” будет процветающей, все так же развивающейся компанией. Творческие планы – продолжать делать самую лучшую СУБД».

Роман Симаков5

Роман Симаков

Источник: www.it-world.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь