В 2020 году не было ни одной сферы, на которую не оказал бы влияние коронакризис. Всю планету словно бы поставили на паузу, включив усиленный режим работы только для медицины. Бизнес во всех
странах испытал серьезные сложности, а компаниям, имеющим официальные представительства за рубежом, в период пандемии приходилось оперативно подстраиваться под меняющиеся условия работы,
ориентируясь на локальные ограничения. В компании «Марвел-Дистрибуция», занимающаяся поставками IT-оборудования практически на всем постсоветском пространстве, на своем опыте узнали, как пандемия
сказалась на ИТ-рынке соседних стран.

И грянул кризис

«Марвел» ведет деятельность в странах Закавказья (Азербайджане, Армении, Грузии), Средней Азии (Казахстане, Киргизии, Монголии, Таджикистане, Туркмении, Узбекистане) и Беларуси. В каждой из этих
стран есть свои особенности ведения бизнеса. Однако коронакризис выявил ключевое сходство: по сравнению с Россией, интернет-продажи в странах постсоветского пространства развиты очень мало. Можно
сказать, что в Средней Азии и на Кавказе они существуют в очень ограниченном состоянии, на уровне российской интернет-розницы десятилетней давности.

Когда весной все страны постепенно начали вводить карантин, российские ретейлеры постарались усилить активность, а вот в государствах ближнего зарубежья усиливать оказалось нечего. С марта по май
продажи там практически остановились.

«Во всех странах происходило примерно одно и то же: все магазины закрылись; люди, которые привыкли к офлайн-покупкам, не могли их осуществлять, поэтому там, где e-commerce был не развит, розничный
бизнес попросту схлопнулся», – вспоминает руководитель дирекции по международному бизнесу «Марвел-Дистрибуции» Станислав Бадзыма.

Разница в менталитете

Оперативно перенастроить свой бизнес с офлайн-продаж на онлайн можно, а вот быстро приучить покупателей к новой реальности оказалось непросто. К тому же свою роль сыграли особенности
покупательского поведения. Например, для жителей Грузии шоппинг сопряжен с живым общением: в магазинах можно поговорить, расспросить о товаре, обсудить его с продавцом. К тому же в Грузии зачастую
нет больших расстояний, местные жители буквально готовы пешком ходить за покупками. Поэтому доверять «бездушным» интернет-продавцам они оказались не готовы.

«Конечно, мы заметили всплеск онлайн-продаж не только в России, но и в других странах. Однако несмотря на рост, в странах Средней Азии и Закавказья они по-прежнему занимают очень незначительную
долю относительно оборотов офлайн-каналов», — говорит Станислав Бадзыма.

Денег нет, но вы держитесь

Еще одним следствием тотального карантина стало снижение реальных доходов. В таких условиях приобретение электроники отходит на второй или даже третий план, причем это касается не только
консьюмерского, но и корпоративного сегмента. Расходы компаний урезались, включая в бюджеты расходы только на самое необходимое: рабочее оборудование или обеспечение информационной безопасности.
Другие закупки, например, профессионального аудио или проекторов, откладывались до лучших времен.

Такая же картина наблюдалась и в рознице. Люди в первую очередь тратили деньги на продукты и товары первой необходимости, а не на гаджеты и электронику.

«Во время карантина во всех странах оставались открытыми гипермаркеты и магазины товаров смешанного типа, где помимо продуктов можно было купить технику. В этих торговых точках продажи были, но
назвать их объем значительным нельзя», — отмечает Станислав Бадзыма.

Устойчивость проектного бизнеса

Непосредственное влияние пандемии на ретейл проявилось моментально, а вот последствия пандемии для проектного бизнеса до сих пор не так очевидны. Enterprise-сегмент традиционно более инертный. Чаще
всего реализация проектов занимает не один месяц, а бюджеты сформированы задолго до заключения договоров. Тем не менее, нынешним летом участились случаи, когда контракты откладывалась на какое-то
время или вовсе отменялись, в том числе из-за остановки производства на предприятиях вендоров.

Другим важным фактором, оказавшим влияние на VAD-дистрибуцию, стало удорожание логистики. Закрытие границ, изменение маршрутов и способов грузоперевозки – все это не могло не отразиться на конечной
стоимости товаров и сроках их доставки. Например, в такие страны, как Туркмения, проложено не так много логистических маршрутов и некоторые карго-перевозки осуществляются на пассажирских самолетах.
После отмены большинства авиарейсов, стоимость авиадоставки в Туркмению выросла в два-три раза.

Кроме того, добавились нюансы дистанционного формата работы. Не все сразу смогли приспособиться к «удаленке» и продуктивно перейти на новый вид деловых отношений. На выстраивание взаимодействий
также потребовалось какое-то время.

«Несмотря на возникшие трудности, нам в целом удалось сохранить все проекты и реализовать их. Тем не менее, последствия пандемии в VAD–бизнесе нам еще предстоит узнать и проанализировать. Многие
говорят о возможной второй и третьей волне эпидемии, отчего всё находится в несколько подвешенном состоянии. Скорее всего, из-за кризиса ёмкость рынка начнет уменьшаться,
что станет очевидным в проектном бизнесе только в конце года», — считает Станислав Бадзыма.

Друг познается в беде

В сложный период партнеры «Марвела» во всех странах столкнулись с одними и теми же проблемами, и наиболее распространенной из них был кризис неплатежей. Основные запросы, которые поступали
дистрибутору во время карантина, содержали запросы на отсрочку оплаты из-за остановки продаж. Все по цепочке перестали платить друг другу. Приходилось решать вопросы в плоскости оплат как от
партнеров, так и в сторону вендоров.

«Нам удалось достаточно оперативно справиться с такого рода проблемами, в очередной раз доказав поставщикам в кризисный момент, что «Марвел» всегда выполняет свои обязательства. На сегодняшний день
никаких долгов ни у нас, ни у поставщиков нет», — говорит Станислав Бадзыма.

С первых дней карантина повсеместно наблюдался повышенный спрос на ноутбуки. Склады дистрибутора и производителей были опустошены, а дефицит сохранялся несколько месяцев. На сегодняшний день
проблема с дисбалансом по стокам в «Марвеле» практически полностью решена.

Минус 90

Подводить итоги последствий пандемии для бизнеса в странах Средней Азии и Закавказья пока рано. После частичного снятия действовавших ограничений продажи начали расти. Тем не менее, во всех странах
до сих пор частично или в значительной мере сохраняется карантин, а бизнес никак не может вернуть прежний оборот. По подсчетам специалистов, в пиковые периоды в розничном канале продажи падали до
90%. Скорее всего, эта цифра не останется окончательной и скорректируется к концу года в лучшую сторону.

«IT-рынки ни в одной из стран присутствия «Марвела» до сих пор не вернулись на докризисный уровень. Возврат к похожим цифрам возможен не ранее второй половины 2021 года при условии окончания или
существенного снижения влияния пандемии. В этом случае, думаю, основным драйвером для многих направлений станет отложенный спрос», – считает Станислав Бадзыма.

Международный дистрибьюторский бизнес во время пандемии Р

Руководитель дирекции по международному бизнесу «Марвел-Дистрибуции» Станислав Бадзыма

Источник: www.it-world.ru