Длительные дискуссии, проходившие в последние годы, на тему того, как государство должно поддерживать развитие отечественной ИТ-отрасли, привели к осуществлению так называемого налогового маневра.
Его целью, как заявляли высокопоставленные чиновники, было усилить импортозамещение на рынке ИТ, способствовать возврату отечественных разработчиков в российскую юрисдикцию и стимулировать экспорт
отечественного софта. Соответствующие изменения в Налоговый кодекс Российской Федерации были внесены Федеральным законом от 31.07.20 № 265-ФЗ (далее – Федеральный закон № 265-ФЗ) и вступят в
действие с 1 января 2021 года. Большинство комментаторов этих изменений концентрировались на самых очевидных моментах: снижении размеров налоговых ставок, снятие ограничения по срокам по отдельным
льготам и т. п. Однако детальный анализ внесенных изменений в налоговое законодательство показывает, что далеко не все ИТ-организации от них выиграют.

Под термином «налоговый маневр» принято понимать такие изменения в налоговом законодательстве, которые ведут к перераспределению налоговой нагрузки в рамках определенной отрасли между различными
категориями налогоплательщиков. То есть, как правило, результатом налогового маневра является увеличение налогового бремени для одних компаний с одновременным снижением его для других. Проведенный
в 2020 году для ИТ-индустрии налоговый маневр в полной мере отразил это: одни игроки рынка получили серьезные преференции, а положение других значимо ухудшилось. При этом водораздел частично
проходит по линии национальной принадлежности налогоплательщиков или места создания товаров, работ, услуг, а частично – по отдельным сегментам ИТ-индустрии.

Снижение размера страховых взносов

Первой и, наверное, главной составляющей налогового маневра стало бессрочное снижение размера страховых взносов до 7,6% для компаний, соответствующих определенным критериям. Напомним, что ранее
действовала временная (до 2023 года) льготная ставка по страховым взносам для ИТ-компаний в размере 14%. Данная льгота является одной из важнейших для отрасли, в которой зарплаты имеют чрезвычайно
высокий удельный вес в общей структуре затрат. Критерии же получения права на пониженную ставку не изменились. Организации по-прежнему необходимо:

  • иметь документ о государственной аккредитации организации, осуществляющей деятельность в области информационных технологий, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, либо
    свидетельство о регистрации в качестве резидента технико-внедренческой или промышленно-производственной особой экономической зоны;

  • иметь среднесписочную численность работников за отчетный период не менее семи человек;

  • получить в отчетном периоде не менее 90% доходов от операций, связанных с разработкой и реализацией программ ЭВМ и баз данных, в том числе посредством выдачи лицензий, или оказанием услуг по
    установке, тестированию, сопровождению программ ЭВМ и баз данных.

Однако с 1 января 2021 года появляется дополнительное ограничение: в долю доходов от операций по разработке, реализации и лицензированию программ ЭВМ и баз данных, учитываемых для получения льготы,
не включаются доходы от предоставления прав, если такие права состоят в получении возможности распространять рекламную информацию в информационно-телекоммуникационной сети Интернет или получать
доступ к такой информации, размещать предложения о приобретении (реализации) товаров (работ, услуг), имущественных прав в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, осуществлять поиск
информации о потенциальных покупателях (продавцах) или заключать сделки. Как видим, права на льготу лишатся ИТ-компании, которые занимаются созданием рекламного контента, разработкой и
сопровождением программ для всевозможных сайтов-агрегаторов, площадок электронной коммерции и т. п. Учитывая, что это весьма значительный сегмент в современной ИТ-индустрии, а также то, что
небольшие компании, как правило, специализируются на разработке и продвижении определенного контента для определенного сегмента отрасли, очевидно, что для отдельных налогоплательщиков ситуация не
улучшится, а ухудшится, поскольку права на льготу они лишатся.

При этом, принимая во внимание достаточно размытую формулировку приведенной выше нормы, можно прогнозировать в будущем большое количество споров о праве на применение данной льготы. Нельзя не
отметить и неудачную конструкцию текста нормы. Наверняка судам еще предстоит разбираться в том, что имел в виду законодатель в формулировке «права состоят в возможности делать то-то или получать
доступ к тому-то». Ведь зачастую у программы может быть множество функциональных назначений, одно из которых (пусть и не основное) может заключаться в поиске и сборе информации о потенциальных
потребителях соответствующих товаров или услуг. В целом можно спрогнозировать, что вскоре появится множество разъяснений от государственных органов по порядку применения этой льготы, которые вряд
ли устроят всех налогоплательщиков. И они уже начинают появляться. Например, в письме Минфина России от 14 октября 2020 года № 03-15-06/89541 сказано, что если передаваемые права состоят в
предоставлении возможности участия в конкурсных процедурах (подачи заявок), проводимых на электронной торговой площадке, на основании п. 5 ст. 427 НК РФ, доходы от передачи таких прав не подлежат
включению в долю доходов от осуществления деятельности в области информационных технологий в целях применения пониженных тарифов страховых взносов.

Снижение налоговой ставки

Вторым значимым изменением стало снижение налоговой ставки по налогу на прибыль организаций с 20 до 3%, причем помимо организаций, занимающихся разработкой софта и оказанием услуг в области ИТ,
применять такую пониженную ставку смогут также компании, которые ведут деятельность по проектированию и разработке изделий электронной компонентной базы и электронной или радиоэлектронной
продукции.

Для первой категории налогоплательщиков условия применения льготы схожи с теми, что установлены по страховым взносам: государственная аккредитация, среднесписочная численность не менее семи человек
и доля доходов от операций в сфере ИT по итогам отчетного или налогового периода – не менее 90% от суммы всех доходов. Для второй (разработчиков электронной компонентной базы) правила в целом также
похожи: та же среднесписочная численность, включение организации в соответствующий реестр и такая же доля доходов от реализации услуг по проектированию и разработке изделий электронной компонентной
базы и электронной (радиоэлектронной) продукции.

При этом необходимо помнить, что налог на прибыль организаций уплачивается за календарный год, поквартально платятся только авансовые платежи. Это означает, что если организация ИТ-отрасли в
какой-то момент в календарном году перестанет отвечать вышеприведенным условиям предоставления льготы (например, потеряет государственную аккредитацию или ее среднесписочная численность снизится),
то за весь год налог придется платить по общеустановленной ставке в 20%. Об этом есть специальное указание в Федеральном законе № 365-ФЗ. Однако спорным остается момент с приобретением в 2021 году
государственной аккредитации организацией, намеренной применять данную льготу. В законе об этой ситуации ничего не говорится. С большой долей вероятности можно спрогнозировать, что налоговые органы
могут отказать в праве на применение данной льготы тем, кто будет получать аккредитацию в 2021 году – на том основании, что в течение части налогового периода один из критериев применения льготы не
соблюдался. Поэтому всем, кто намерен воспользоваться льготой, но еще не имеет государственной аккредитации, следует поторопиться с ее получением.

Следует обратить внимание и на установленный НК РФ порядок расчета 90%-ной доли доходов от операций в области ИТ. В расчет такой доли нельзя включать доходы в виде курсовой разницы, которая
образовалась из-за отклонения курса иностранной валюты от курса ЦБ РФ, возникла при дооценке имущества и требований, а также доходы от уступки прав требования долга.

Необходимо отметить, что данная льгота по налогу на прибыль организаций предоставлена полностью за счет бюджетов регионов. Из общей ставки налогообложения в 20% сейчас 3% зачисляется в федеральный
бюджет, а 17% – в бюджет того субъекта Российской Федерации, где находится соответствующий налогоплательщик. Согласно Федеральному закону № 365-ФЗ, организации ИТ-отрасли, использующие данную
льготу, перечисляют налог по ставке 3% в федеральный бюджет.

Явным ухудшением для ИТ-компаний можно считать тот факт, что Федеральным законом № 265-ФЗ из ст. 259 НК РФ исключен п. 6, в соответствии с которым организации, осуществляющие деятельность в области
информационных технологий, могли не применять общий порядок амортизации к приобретенной ими вычислительной технике, а списывать расходы на ее приобретение единовременно на затраты. Теперь
компьютерную технику придется амортизировать в общем порядке.

Изменение порядка уплаты НДС

Действовавшая уже длительное время льгота по освобождению от НДС операций по реализации программ ЭВМ и баз данных, включая лицензирование (пп. 26. п. 2 ст. 149 НК РФ), претерпела существенные
изменения.

Во-первых, в число освобождаемых операций включили обновление программ и баз данных, а также предоставление дополнительных функциональных возможностей. Освобождение теперь распространяется и на
ситуации предоставления к программам и базам данных удаленного доступа к ним через Интернет. Такое новшество серьезно облегчает жизнь ИТ-компаниям, реализовывавшим свои решения по модели SaaS
(software as a service). Ранее налоговые органы часто требовали обложения реализации по данной модели НДС на том основании, что в этом случае предоставляются не имущественные права, а услуга.
Теперь эта коллизия получила разрешение.

Во-вторых, по аналогии с льготой по страховым взносам освобождение от НДС не будет действовать в отношении реализации прав на программы и базы данных, если передаваемые права состоят в получении
возможности распространять рекламную информацию в сети Интернет или получать доступ к такой информации, размещать предложения о приобретении (реализации) товаров (работ, услуг), имущественных прав
в сети Интернет, осуществлять поиск информации о потенциальных покупателях (продавцах) или заключать сделки. Таким образом, налоговая нагрузка на разработчиков программ и баз данных для
всевозможных электронных торговых и рекламных площадок, агрегаторов предложений и т. п. существенно возрастет.

Наконец, в-третьих, освобождение от НДС теперь будет распространяться только на программы и базы данных, включенные в единый реестр российских программ для ЭВМ и баз данных, который ведет
Минкомсвязи. И вот это, на первый взгляд положительное для российских разработчиков условие может создать существенные проблемы, поскольку для попадания в данный реестр нужно соответствовать
большому количеству требований. Приведем только некоторые, наиболее значимые:

  • исключительные права на ПО принадлежат российскому лицу без преобладающего иностранного участия (в частности, для юридического лица это значит, что доля российских лиц в составе его участников
    должна составлять более 50%);

  • использование вносимого в реестр ПО не требует обязательного использования ПО из-за рубежа, а также обязательного иностранного обновления или управления;

  • сведения о ПО не составляют государственную тайну и оно само не использует сведений, составляющих государственную тайну;

  • ПО правомерно введено в гражданский оборот на территории Российской Федерации;

  • общая сумма выплат по лицензионным и иным договорам составляет менее 30% выручки, полученной правообладателем (правообладателями) за истекший календарный год в качестве вознаграждения за
    предоставление права использования программы на основании лицензионного или иного вида договора.

Кроме того, ряд дополнительных требований предъявляется к программам, в составе которых реализованы функции защиты конфиденциальной информации.

В августе текущего года Минкомсвязи решило дополнительно ввести в отношении программ, претендующих на включение в реестр, профессиональную экспертизу.

В целом процедура внесения программы в реестр занимает несколько месяцев, и тем российским организациям, которые не озаботились решением этого вопроса заранее, скорее всего, придется платить НДС с
операций по реализации прав на программы ЭВМ и базы данных в начале 2021 года.

Подводя итог, следует отметить, что если для российской ИТ-отрасли в целом данный налоговый маневр можно оценить положительно, то отдельные игроки явно окажутся в проигрыше. При этом, по нашему
мнению, два главных фактора, которые будут препятствовать достижению целей маневра: увязка возможности не платить НДС с регистрацией ПО в национальном реестре (ИТ-индустрия – настолько мобильная и
быстроразвивающаяся отрасль, что часто у бизнеса просто нет времени по нескольку месяцев ожидать, пока чиновники проверят все бумаги и внесут запись в реестр) и исключение из числа льготников
разработчиков рекламного и посреднического контента (сегодня это огромный и очень быстро развивающийся сегмент отрасли). В наибольшем же выигрыше окажутся те компании, которые, находясь в России,
продают свои разработки за рубеж.

 

Источник: www.it-world.ru